?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Горький вкус мандаринов
пиджак
vasily_ovsepyan
Горький вкус мандаринов
21 Января 2016

Накануне Нового года творческий коллектив любого театра (Молодежного, ТЮЗА, кукольного или драматического) озабочен только одним как добиться того, чтобы праздничные представления для детей стали сказочными и незабываемыми на всю жизнь. И, на первый взгляд, кажется, что, проявив фантазию, сделать это не трудно.

Но если подумать, то перед режиссерами, актерами, художниками-сценографами ставится сверхзадача – превратить новогоднее действо в содержательное, неожиданное волшебство, с учетом возрастных особенностей ребятишек. Если точнее, надо удивить детей энергией любви и таланта и посеять в их сердцах и душах добро и желание победить зло, чтобы восстановить справедливость. И коли это так, а это именно так, то остро появляется необходимость всем взрослым на зимние каникулы вернуться на время в свое детство. Возможно, тогда самые юные зрители тоже станут активными участниками представления и вместе с персонажами будут бороться за первые свои положительные идеалы. При этом важно, чтобы традиционные сказочные герои – Дед Мороз, Снегурочка, Леший, Баба Яга, Кикимора, были узнаваемы и не меняли свои амплуа. Ведь они – это своеобразные психологически привычные «тотемы» сознания.

Разумеется, найдутся люди, которые возразят мне, но на сей раз я доверился самым грамотным экспертам – юным зрителям. Они не прощают надуманностей и фальшивой игры. На спектакль Молодежного театра «Три Деда Мороза (режиссер-постановщик заслуженный артист России В. Вейде) я привез трех четырехлеток, и они были в восторге. А вот на постановке «Разыскивается Новый год» (начинающий режиссер И. Шилко) они заскучали. Видимо, висящие вниз головой на сцене елочки их смутили, а еще им было невдомек, почему привычные отрицательные герои вдруг стали положительными? Их четырехлетнее сознание явно не приняло такого режиссерского парадокса. Одна мама, которая привозит на сказку в ММТ уже несколько лет своих детей из Екатеринбурга, вслух заметила: «В том году была такая хорошая сказка, а нынче что-то недоработали. Придется ждать до следующего года. Надеемся, все поправится».

Ну ладно, не повезло детям со спектаклем, так хорошая интермедия подняла им настроение. Однако больше не повезло взрослым зрителям – нынешний Молодежный театр умудрился их обидеть. Причем, обидеть серьезно. Похвально стремление руководства ММТ угостить жителей Вагонки «Любовью со вкусом мандаринов» (дебют в качестве режиссера Л. Шоропина), да вот беда – хотя спектакль был одобрен на генеральном прогоне сами начальником управления культуры администрации города и его заместителем, он почему-то вызвал отторжение у любителей Мельпомены. Приведем в подтверждение несколько отзывов из Интернета:

«Уважаемые жители и гости Нижнего Тагила!!! Очень, очень прошу вас не ходить на этот спектакль, он не стоит ни вашего времени, ни вашего внимания, ни тем более денег… Это просто хлам, а не постановка премьеры. И еще немаловажно то, что в перечне репертуара продолжительность данного спектакля указана 1 час 30 минут. А на самом деле он идет всего 40 минут».

Зритель Денис Леонидович. 23 декабря 2015 года.

«Ни в одном театре нет такого балагана».

Зритель Соколова. З января 2016 года.

«Сходили на новогодний спектакль «Любовь со вкусом апельсинов». Это просто издевательство! Прикол, за 30 минут – 250 р. Мы ждали праздника».

3 января 2016 года.

«Первый раз за несколько лет просмотрела у вас «халтуру».

Шапокляк. 6 января 2016 года.

К сожалению, зрители правы, на меня тоже спектакль произвел резко отрицательное впечатление своей невыразительностью, поверхностностью и беспомощностью. Попробуем ответить сами себе на несколько вопросов: «Чем и почему зрители возмущены? Откуда эти «гроздья гнева»? В чем причины такого очевидного поражения Молодежного театра, возглавляемого уже больше года директором Журавлевой?»

А все дело в том же, о чем я писал еще полгода назад. В вопиющей некомпетентности данного руководителя, в приблизительном знании ей современного театра и в своеобразном понимания природы художественного творчества. К тому же единоличным волевым решением в репертуар включаются спектакли, которые вываливаются из той художественной эстетики, к которой зрители привыкли за последние двадцать лет. Второе – ММТ приучил своих поклонников к добротной литературной основе принимаемых к постановке пьес. А это воспитало у зрителей и позицию, и вкус. Но почему-то об этом забыли и делающие первые шаги режиссеры, и завлит Ольга Трушкова. Напомним им – «Вешние воды», «Отцы и дети» И. Тургенева, «Белые ночи» Ф. Достоевского, «Женитьба» Н. Гоголя, «Строитель Сольнес» Г. Ибсена, «Любовь – книга золотая» А. Толстого, «Квадратура круга» В. Катаева, «Хочу сниматься в кино» Н. Саймона, «Жизнь Василия Фивейского» Л. Андреева, «Мой бедный Марат»

А. Арбузова, «Это, девушки, война…» Т. Дрозда и т. д.

Согласитесь, в этот содержательный список «страшная» новогодняя сказка про «Любовь со вкусом мандаринов» не вписывается. Да и как сие возможно? Если смешать в одной посудине салат Оливье, селедку под шубой и «марковчу» (корейская морковка), то блюдо получится несъедобным. Вот такой казус и произошел с «цитрусовой» пьесой, автор которой пока неизвестен, так как на афише его фамилия отсутствует. К нашему удивлению, мы не видим на афишах и фамилии художественного руководителя театра. Интересно узнать, кто этот инкогнито? Между тем, накушавшись телевизионной «жвачки» типа «Секс в большом городе», «Все мужики сво…» и отчасти задев и такой шедевр, как «Ирония судьбы, или С легким паром!», новоявленный драматург лишил свое творение оригинальности.

Сейчас на меня за такую оценку набросятся «борзописцы Инета», но от «птичьего»» языка трех нынешних «героинь-интеллигенток» за три версты несет пошлостью. Вот некоторые образчики их речи (разговор о мужчинах):

Все они одинаковы: две руки, две ноги посредине… держи сервилатину…;

Стол должен выглядеть сексуально, говорю, возбуждать аппетит! Мужики любят глазами;

Ты это кончай. Договорились же в Новый год смотрины устроить;

Да дебил… секс по телефону ему подавай, нашел…, извращенец;

На разборки поехал, позже позвонит. Деловой, как колбаса;

Это твоя новая прическа? Как называется? – Унисекс;

Был у меня один – тот без разрешения пуговки не расстегнет. А твой стоит сейчас в подъезде и яйца мнет;

Да тебя к бабам подпускать нельзя за километр, родимчик получится;

Ну и как его употреблять? (Это о пьяном Деде Морозе. – Авт.)

В общем, тема секса для неустроенных женщин становится в пьесе сквозной… А тут еще плойка сгорела, гусь горит, и потому запах мандаринов можно уловить, только выглянув в окно И тут еще невезуха – какой-то знатный музыкант на смотрины не пришел, а кандидат в женихи Гиви, что ест сациви, попал в аварию. Ну а Дед Мороз, разносящий подарки, что вы думаете? Точно – напился. Но самое интересное, что в одном из пожеланий всплыла ядерная лодка с крутым штурманом и целым взводом маленьких матросиков (а, может, зеленых человечков). При этом закамуфлированный автор сценария, видимо не знает, что на подводных и надводных кораблях есть только боевые части и смены, но никак не взводы.

Также наши героини запугивают даже работников больницы мифической налоговой комиссией, которой и в Новый год неймётся, и она везде наведет порядок. Но самое удивительное, что при наличии режиссера совершенно не выстроен сюжет пьесы. Он разваливается на три части, и неожиданный приход  счастья в каждом случае ничем не мотивирован. Но ведь это же сказка, а в  ней допустимо все, скажете вы! Но тогда почему в ней такой сумбур, почему приходится гадать, где завязка действия, его развитие, кульминация и развязка? А если вспомнить о катарсисе, то он проявился в одном – в недовольстве и недоумении зрителей, на лицах которых застыл вопрос: «А что нам сейчас показали?»

В связи с этим нельзя было не задуматься о том, что тематическое и содержательное переформатирование театра, приглашение в труппу невыразительных и неумелых режиссеров, искусственное возвышение посредственных актеров, а также «художественная система» директора Журавлевой добивают прежний романтический авторский театр Владимира Вейде, превращая его по качественному уровню в клубную сцену и дискотеку. И остается только догадываться, зачем нужны такие реформы, и какова их цель.

В любом муниципальном театре, как я предполагаю, важно не только выполнять финансовый план (а он выполняется пока в основном за счет старых постановок), но прежде всего – воспитывать молодое поколение в духе любви к Отечеству, прививать эстетический вкус, чувства доброты и порядочности. Но, увы, директор Журавлева тратит всю свою энергию на сведение счетов с самостоятельно мылящими актерами, имеющими профессиональные категории. Причем, она не утруждает себя знанием и соблюдением трудового законодательства, а это можно квалифицировать как волюнтаризм.

Первые слушания в Дзержинском районном суде по иску актера Евгения Печерских, прошедшие 13 января текущего года, это тревожный знак не только для Молодежного театра, но и для начальника управления культуры администрации город В. И. Капкана, который, возможно, допустил кадровую ошибку.

Василий ОВСЕПЬЯН

http://tagilvariant.ru/news/culture/gorkiy_vkus_mandarinov/?sphrase_id=6865